Хазарибагх — старый кожевенный район Дакки в Бангладеш — признан одним из крупнейших кожевенных центров мира. Репортеры из Human Rights Watch, неправительственной организации по защите прав человека во всем мире, сняли о нем репортаж.

Вот как на самом деле производится кожаная продукция большинства самых известных модных брендов, которую носят звезды и которую покупаем мы.

Кожа из Хазарибагх используется в изделиях топовых брендов в 70 странах мира

Каждый год 16,5 млн штук шкур перерабатывается в кожу. Роскошные кожаные товары приносят больше чем $ 1,5 млрд в год. В местечке Хазарибагх сосредоточено 90 % — это более чем 200 кожевенных предприятий Бангладеш, на производстве которых занято непосредственно и косвенно до 45 тыс. работников.

Это основной источник занятости в стране. Высокий спрос на Западе на изделия из кожи привел к тому, что огромное количество кожевенных предприятий сосредоточилось на такой маленькой территории. И эта сфера производства продолжает привлекать все больше и больше сельских мигрантов, которые живут в трущобах и без того перенаселенного города.

За 10 лет, с 2002 по 2012, годовой объем экспорта изделий из кожи вырос на $ 41 млн в год и продолжает расти. Эта кожа экспортируется в 70 стран: Китай, Южную Корею, Японию, Италию, Германию, Испанию, США и др.

Италия — крупнейший импортер: покупает кожу на сумму около $ 85 млн в год.

На производстве работают дети

Репортеры из неправительственной организации Human Rights Watch опросили детей, младшему из них 11 лет. Дети трудятся на опасных объектах: замачивают шкуры в химикатах, режут дубленые шкуры лезвиями и эксплуатируют опасные станки, например, горячие плиты для прессования кожи.

На фото — один из юных работников.

Объем производства растет, а губительный метод обработки кожи за 100 лет не изменился

Масштабы производства значительно выросли, а способы выделки кожи за 100 лет не изменились — на заводах используют комбинацию из 40 различных видов металлов и кислот для обработки сырых шкур. Для дубления продолжают использовать раствор шестивалентного хрома, вызывающего рак. Благодаря ему кожа становится прочным материалом, плохо поддающимся разложению и устойчивым к воздействию влаги и солнечных лучей.

Хром вступает в реакцию с коллагеном и приобретает голубой цвет.

Многие кожевенные предприятия не поставляют ни фартуки, ни перчатки, ни средства защиты, нет очистного оборудования, не проводят обучение рабочих по обращению с вредными химическими веществами и не меняют устаревшее оборудование.

Рабочие вымачивают кожу, для того чтобы смягчить ее для дальнейшей обработки, покраски и производства готовых изделий, таких как обувь, сумки, ремни, одежда.

Вымоченную и обработанную химическими растворами кожу разглаживают и высушивают несколько дней на солнце.

Потом ее сортируют, обрезают, разглаживают и складывают.

Материал проходит процесс «двоения» на специальных станках. Кожу кладут лицевой стороной вверх, а нижняя часть обрезается, для того чтобы выравнять толщину материала по всей длине. Остатки и обрезки пойдут на дальнейшую переработку в замшу.

Мужчина варит отходы производства, которые пойдут на корм животным. Надо полагать, что мясо этих животных потом пойдет в пищу.

Рабочие трудятся 7 дней в неделю за $ 37 в месяц

Джахаю 17 лет, он работает на кожевенном производстве с 12 лет. Работает 10 часов в день 7 дней в неделю и получает $ 37 в месяц за свой труд.

Больше всего он не любит работать в боксах, где вымачивается сырье в 4-метровых квадратных ямах. «Вода в боксах содержит кислоту, которая горит, когда касается моей кожи. Но когда я голоден, кислота не имеет значения — мне нужно есть».

Зуд, шелушение, кислотные ожоги, сыпь, обесцвеченная, преждевременно состарившаяся кожа — обычные последствия токсичного воздействия при работе с сырьем.

С Джахаем происходили различные несчастные случаи: как-то он наступил на один из гвоздей, которыми прибивают кожу к подмосткам для просушки, надорвал спину, когда нес тяжелые шкуры.

Однажды он оказался в ловушке внутри большого вращающегося барабана, который используется для хранения шкур. Эти барабаны имеют на внутренней поверхности штыри, чтобы шкуры не перекручивались. Через две минуты барабан выключили, но на теле, на голове и на спине было большое количество ушибов и порезов.

Из-за устаревших методов производства и неправильной утилизации страдают экология и люди

Из-за неправильных методов утилизации отходов кожевенного производства, которые попросту сжигаются, люди сидят среди дыма, воздух в городе отравлен. Кроме того, отвратительный запах гниения повсюду. Любопытно, что слово «Hazaribagh» переводится как «город тысячи садов» — такой вот фарс.

На фото рабочий несет корзину с отходами кожевенного производства, чтобы сжечь их.

Рабочие и их семьи живут в маленьких комнатах, расположенных там же, на территории кожевенных предприятий, очень близко к потокам сточных вод от желобов предприятий. Отравленные воды просто текут по улицам, каналам города, сливаясь в Буригангу.

Река Буриганга содержит останки гнилого мяса животных, серную кислоту, муравьиную кислоту, хром, свинец, аммиак — это только от кожевенного производства. Не считая отходов от заводов и фабрик, сточные воды, бытовые отходы и нефть — всего 4 500 т твердых отходов ежедневно, из них 21,6 тыс. литров — токсичных.

Река представляет собой густую черную липкую массу. Биологически она давно признана мертвой. Почти 4 млн человек подвергается воздействию загрязненной воды ежедневно.

Один из жителей города, Ашор, признался: «Я боюсь пить водопроводную воду. Гофрированное олово разъедает за 6 месяцев».

Люди слишком бедны, потому не могут получить качественную медицинскую помощь, а государство и владельцы кожевенных предприятий игнорируют оплату больничных и материальную компенсацию за травмы на производстве, выказывая полное пренебрежение к благополучию своих граждан, до тех пор пока бизнес приносит прибыль.

На фото — комнатка, где живет семья рабочих. Удивительно, но в таких условиях люди еще способны смеяться.

Что будет дальше?

Правительство предложило 155 кожевенным заводам Хазарибагха помочь оплатить расходы по перемещению производства за пределы Дакки, по решению Верховного суда в 2009 году, но до сих пор только 43 из них выполнили требование. Предприятиям назначен штраф 10 000 таков в день (около 120 американских долларов) за ущерб окружающей среде, до тех пор пока не переместят свое производство в Савар с соблюдением новых технологий выделки кожи.

Но кто именно будет оплачивать эти штрафы? Несмотря на все меры, производство только набирает обороты, а страдают простые люди.

Для сравнения: натуральное производство кожи в Марракеше

На другом краю земли, в Марракеше — традиционное кожевенное производство берберов — коренного населения Северной Африки. Люди здесь работают тяжело и под палящим солнцем, как и в Бангладеш. Однако способ выделки кожи здесь полностью натуральный, в отличие от опасного производства с применением химии. Об этом мы узнали от предпринимателя и блогера Алексея Заболотного.

Шкуры замачивают на 3–6 дней сначала в растворе птичьего либо собачьего помета с водой, чтобы размягчить материал. Затем на 20–30 дней — в растворе извести с водой, чтобы убрать остатки плоти и облегчить удаление шерсти. Вонь стоит ужасная.

После известкования подмастерья вручную счищают остатки шерсти с кожи.

Дубление происходит в растительных веществах — экстрактах древесных пород. Для равномерной пропитки концентрацию экстракта повышают постепенно. Далее процесс деизвесткования — кожу вымачивают в чистой воде, иногда с добавлением лайма. Затем следует тщательная сушка, разглаживание, прессование.

Для покраски так же используют исключительно натуральные красители, такие как кармин, куркума, шафран, паприка. И наконец, кожа глянцуется в растворе воды, яичного белка и льняного масла.

Готовую кожу покупает и отшивает большинство знаменитых брендов одежды и обуви во всем мире

На фото — итальянские мастера кожевенной фабрики Pierotucci из Флоренции изготавливают дизайнерские сумки из кожи.

«Если бы вся кожаная продукция, которую производит Италия, была действительно сделана там, то улицы были бы переполнены коровами и они бы пили воду из фонтана Треви», — шутит Люси Сиэгл, борец за жизнь без кожаных изделий.

Некоторые из наиболее популярных в мире брендов одежды, в том числе Forever 21 и Michael Kors, вынуждены были скрыть свои отчетности из-за информации о цепочках поставок.

Согласно отчету, который отражает информацию о прозрачности брендов одежды, такие лидирующие, дорогие компании одежды, как Prada, Fendi, Hermes и Chanel, покупают материалы, изготовленные с нарушением экологичности производства и социальных норм.



Можем ли мы отказаться от кожаных изделий и прекратить бездумную промышленную эксплуатацию человеческих и природных ресурсов? Автор этой статьи обычно покупает кожаную обувь из-за ее долговечности, и я пока не вижу перспектив на достойный заменитель. А что думаете вы? Напишите в комментариях.