В поисках носителей магических традиций эзотерики то изучают мексиканских шаманов, воспетых Кастанедой, то обращаются к опыту коренных народов Сибири. Но те, кого считают магами и знахарями, живут и в центре Европы, хотя за пределами Карпат мало кто о них знает. Гуцульские мольфары - последние представители древних, языческих традиций, заслуживающие интереса не только со стороны эзотериков, но и этнографов и культурологов.



Гуцульские потомки волхвов

Волхвы Карпатских гор./ Фото: pohod-v-gory.com

Волхвы Карпатских гор.



Рассказ о мольфарах следует начать с рассказа о гуцулах: ведь этот феномен существует лишь в их среде. Высоко в Карпатах живет этот небольшой (по разным данным, от 20 до 25 тысяч) небольшой украинский субэтнос. Суровые условия жизни и многовековая дистанция между горцами и населением равнины обусловила специфику гуцульской культуры. В их селах все не так, как в прикарпатских: другой говор, костюмы, кухня, обычаи. Но самой интересной чертой гуцульской культуры является сохранение наиболее древних, архаических обычаев в обыденной жизни.

Гуцулы веками шли в церковь, а после к мольфару./ Фото: bestinfo.com.ua

Гуцулы веками шли в церковь, а после к мольфару.



Частью этой архаики, от давности которой захватывает дух, являются мольфары - прямые наследники древнеславянских волхвов. Хотя в гуцульских селах стоят красивые деревянные церкви, исследователи определяют мировоззрение гуцулов как «двоеверие». Это значит, что в их сознании христианство парадоксальным образом на протяжении многих веков уживалось с язычеством. Отстояв службу в церкви и от души помолившись, гуцул шел к мольфару, желая узнать будущее, решить проблему или гарантированно получить хороший урожай.

Кадр из фильма «Тени забытых предков»./ Фото: vstrokax.net

Кадр из фильма «Тени забытых предков»



Свои традиции гуцулы не афишировали, но и не скрывали. Впрочем, скрывать было не от кого: вплоть до конца 19 века в их селах не бывало чужих, разве что изредка наезжали правительственные чиновники. Лишь в 1911 г., после выхода в свет повести М.Коцюбинского «Тени забытых предков», о существовании мольфаров стало известно за пределами Карпат.

Подогрел интерес к карпатским магам и снятый в 1964-м по повести фильм. Но в книгах и фильмах реальность всегда перемешивается с вымыслом, и многие сомневались, что мольфары существовали в реальности. Теперь, после ряда этнографических экспедиций, мы знаем точно: существовали и продолжают существовать, правда, понемногу превращаясь из неотъемлемой части гуцульской жизни в своеобразный туристический аттракцион.

Мольфары могли все

Гуцульские дрымбы./ Фото: shkolazhizni.ru

Гуцульские дрымбы.



Если разговориться с гуцулом о мольфарах, он непременно посетует, что мольфары стали не те. Когда-то эти карпатские волхвы обладали необыкновенной силой: трудно сказать, чего они не умели - разве что воскрешать мертвых. Сильные мольфары с помощью магии отгоняли от сел грозовые тучи, давая крестьянам возможность собрать урожай. Собирая ведомые только им травы, они лечили гуцулов от разнообразных хворей: других лекарей в их селах не было вплоть до 20 в.

Помогали они и в других сложных случаях, например, если между мужем и женой пробегала черная кошка, или если человека начинали преследовать неудачи. Считалось, что мольфары не только знают будущее человека, но и способны на него повлиять.



Но все же не случайно слова «мольфар» и «мольфа» (заколдованный предмет) созвучны с итальянским словом «malfare» - делать зло. Не все мольфары служили светлым силам: были среди них и колдуны, способные навести порчу на человека, рассорить самых пылких влюбленных, вызвать грозу, ветер, проливной дождь - и даже убить с помощью магии. Потому отношение гуцулов к мольфарам всегда было сложным: их и уважали, и боялись.

Есть ли сегодня настоящие мольфары?

Карпатский мальфар./ Фото: topicnews.net

Карпатский мальфар.



В наши дни всесильные маги, способные повелевать стихиями, существуют лишь в гуцульских легендах и преданиях. Некоторые считают, что последним «настоящим» мольфаром был живший в селе Верхний Ясенев Михайло Нечай. Слава к нему пришла в конце 1980-х, когда Нечай обеспечил хорошую погоду на фестивале «Червона Рута». С того времени к нему ездили со всех концов Украины желающие исцелиться или узнать свое будущее, а заодно и журналисты.

В интервью Нечай не только рассказывал о традициях мольфаров, но и отвечал на вопросы о политическом будущем Украины, и потому, когда 81-летнего старца убили в ночь полнолуния в июле 2011 г., некоторые поспешили заявить: в деле замешана политика. Однако следствие установило, что убийца - психически больной, к политике отношения не имеющий.

Гуцулы./ Фото: pleteniebiserom.ru

Гуцулы.



После смерти Нечая тема мольфаров не исчезла из украинских СМИ: про их «пророчества» и тайны по-прежнему охотно пишут. Но кто дает интервью журналистам: подлинные мольфары или ловкачи, эксплуатирующие этот образ? Сами гуцулы к подобным медиа-персонажам относятся с иронией. Те подлинные хранители древней традиции, которые еще остались, «светиться» не спешат. Их можно понять: коммерциализация любого обычая неизбежно ведет к вырождению его сути и превращению языческих обрядов в шоу для пресыщенных туристов.