В мире фауны есть как минимум один персонаж, готовый заставить испугаться даже самого отбитого дантиста.

Обрисуем ситуацию. Ты приходишь к врачу, садишься в кресло, открываешь рот, а там метровая бензопила в 190 зубов лезвий, завёрнутая в 3 оборота. А потом смотришь имя пациента, и офигеваешь, что к тебе геликоприон на приём пожаловал!



Дантистом, лицезревшим такое зрелище, оказался краевед Пермской губернии Бессонов. В 1897 году он нашёл спиралевидную окаменелость, подозрительно напоминающую раковину головоногого моллюска. Так бы и подумал учёный, если бы из «раковины» не торчали зубы!
Уже другой «стоматолог» — палеонтолог Карпинский, объявил на весь мир, что это не зубастая улитка, а акулоподобная палеозойская рыба геликоприон, жившая, и навеки почившая 300 миллионов лет назад.

Вот только где у акулы зубатая спираль находилась? Куда бедной рыбёхе её только не крепили: на нос, хвост, и даже на спину. Не было конца мукам палеонтологов, пока в 30-х не нашли ближайшего собрата нашей загадочной особы — саркоприона. Он тоже был большим любителем строительных инструментов. Свою столярку он носил на нижней челюсти. И тут, как говорится, мозаичка сложилась.


Тот самый саркоприон. По сравнению с нашим героем он более изучен, но его спираль и в подмётки не годится геликоприоновской.

… или нет? Споры о том, где и как располагалась свёрнутая в бараний рог челюсть продолжаются до сих пор. Только в 2008 году нашлась более-менее рабочая гипотеза. Предполагают, что спираль — это глоточные зубы. То есть они находились внутри пасти, их не было видно, пока рыба не разинет как следует свой рот.
Полных останков геликоприона пока не нашли, поэтому внешний вид этой загадочной чепухи строится лишь на догадках. Но законы гидродинамики и здоровые зубки, без износов и повреждений, худо-бедно подтверждают гипотезу 2008 года.


И, казалось бы, эта торпеда с грозным оружием наперевес аки маньяк с бензопилой должна была умерщвлять всех и всё! Но внешность обманчива. Рот геликоприона не мог перемалывать твёрдую пищу. Поэтому акула питалась мягкотелыми кальмарами и креветками.
— Ну и зачем тогда бензопила? — спросим мы, а учёные лишь неопределённо пожмут плечами. Выкапывать моллюсков таким прибором со дна морского не получится. Зато шинковать щупальца и тушки кальмаров — всегда пожалуйста.
Но всё это гипотезы. Вывод один: никудышные из палеонтологов стоматологи, а патологоанатомы ещё хуже. Ведь причину вымирания этого вида мы тоже не знаем. В общем, не акула — а одна сплошная загадка!